Натюрморты с виноградом и вином, Северин Розен

Северин Розен (Severin Roesen, 1816-1872) — главный по натюрмортам в Америке середины 19 века. Немецкий эмигрант, как художник сформировался в рамках европейской, немецко-голландской, школы живописи. Певец фруктово-ягодного изобилия. Его любимчики — виноград, лоза и бокалы с вином, за что и был помещен с почетом в нашу специфическую арт-энд-вайн коллекцию.

Читать дальше



Jan Davidsz. de Heem — Fruit and Flower Still-Life, 1650

Поборники здорового образа жизни добрались и до календаря. Теперь все диетически озабоченные американские граждане отмечают 2 июня, сегодня, День здорового питания и отказа от излишеств в еде. Ещё комичнее, что это ответ на другую, не менее безумную инициативу. Оказывается, сначала возник День, когда можно есть всё, что хочешь, или День обжорства, который отмечается 11 мая. То есть гедонисты всё-таки опередили аскетов, и теперь, после ответного выпада последних, наблюдается некое равновесие в стане диетически непримиримых. Нельзя не отметить здесь серьезное попрание здравого смысла. Какие же они противники? Гедонисты, празднуя раз в году День-когда-им-всё-можно, признаются тем самым, что всё остальное время года они всё себе запрещали. 1 день обжорства против 364 дней воздержания. Это ли не самая строгая диета? :)

Лично мы прописали бы противным сторонам примиряющую диету. Которая предполагает гармоничное совмещение аскетизма и гедонизма в рамках одного дня. С нарастанием гедонизма к вечеру. Это очень простая и понятная диета, мы позаимствовали её у наших любимых, прекрасных, несравненных малых голландцев. Четыре столетия назад они досконально изобразили в своих чудесных натюрмортах все мыслимые и немыслимые диеты своего времени. (Если, конечно, позволительно рассматривать их сюжеты в таком ракурсе.) Почему в этом вопросе именно малые голландцы нам так дороги? Потому что они любую диету автоматически превращали — в винную! И это не та примитивная современная винная диета, которая является просто-таки издевательством над чувством прекрасного в нас (яйцо вкрутую, помидор, запить вином – фу-у-у!), а настоящая винная – когда глоток-другой вина сопровождает полноценный стол, трапезу гурмана в полном смысле слова. Вот она, винная диета, в четыре такта, простая и лаконичная, от великолепного Яна де Хема, непревзойденного мастера голландского натюрморта:

Читать дальше


Продолжение. Начало здесь: Винные сюжеты в живописи Пабло Пикассо. Голубой и розовый периоды: любители и любительницы абсента

Пабло Пикассо. Бутылка перно, или Столик в кафе. 1912
Пабло Пикассо. Бутылка перно, или Столик в кафе. 1912

После окончания ранних, «цветных», периодов творчества и вплоть до 50-х годов, то есть на протяжении почти полувека, Пикассо уже почти не пишет людей с вином – ни жанровых сцен, ни портретов. Он создает сотни, если не тысячи персонажей – в самых разных, мыслимых и немыслимых ситуациях, но они заняты у него на картинах чем угодно, только не – пьют, не – празднуют, не – радуются. Они даже уже никогда не грустят над бокалом в одиночестве, как раньше, в их руках вообще крайне редко появляется бокал вина. Это не значит, однако, что все эти атрибуты винной тематики вообще покинули живопись художника. Нет, просто вино переместилось из сферы живой натуры – в сферу «мертвой». В натюрморты. И вот уже там его – предостаточно.

У Пикассо есть некий постоянный набор любимых предметов, которые на протяжении десятилетий кочуют из картины в картину. Набор вещей молодого человека, представителя парижской богемы начала века. — Скрипка. Мандолина. Гитара. Партитура. Книга. Утренняя газета. Трубка. Пачка табака. Игральные карты. Ваза с фруктами. Бутылка вина. Портвейн. Малага. Старый коньяк. Бокал. (Бокал – любимый предмет. Одному только ему посвящены десятки живописных работ, хватит на отдельную обширную подборку.) Предлагаем сейчас проследить эволюцию «винного» натюрморта «с участием» бутылок и бокалов в живописи Пикассо периода кубизма, 1907-1917.

Читать дальше


Стр. 1 из 212