Из серии «Современная архитектура: винодельни мира»:
Винодельня Marques De Riscal, архитектор Фрэнк Гери
Винодельня Исиос, архитектор Сантьяго Калатрава
Винодельня Лопес де Эредиа, архитектор Заха Хадид
Винодельня Портиа, архитектор Норман Фостер
Винодельня Доминус, архитекторы Херцог и де Мерон
Винодельня Шато Шеваль Блан, Кристиан Портзампарк

***

Винодельня Портиа

Группа Фаустино владеет несколькими винодельнями в разных регионах Испании.  Портиа (Bodegas Portia) — это их хозяйство в Рибера дель Дуэро, и в 2007 они решили строить здесь новый мощный технологический комплекс на миллион бутылок в год. Проект заказали не кому-нибудь, а великому-развеликому Норману Фостеру (Norman Foster). О нем ниже, а сначала о том, чего он придумал.

Для начала, Фостер сразу признался, что ничего, буквально ничего не смыслит в производстве вина. Но это ещё не причина, чтобы не ответить на вызов. По этому поводу очень хорошо высказался в своё время Пикассо: Я всегда делаю то, чего не умею — так я могу этому научиться. Ну так вот, Фостеру пришлось мощно погрузиться во все эти винные дела. Можно даже сказать, что он получил ещё одно образование — винного технолога, экстерном. Во всяком случае, основную идею он схватил — и перед его мысленным взором возникла простая схема.

Вот прямо человек узнал, что вино проходит, по-крупному, три этапа на пути от винограда до непосредственно напитка — брожение,  выдержка в бочках и выдержка в бутылках — и он взял и это свое знание-схему прямо так и нарисовал. В виде трилистника. Как бы он стоит в центре, и показывает рукой — вот здесь у нас будут чаны бродильные, потом поворачивается на 120 градусов — здесь бочки, потом ещё на 120 градусов — а здесь бутылки. Всё, «круг вина» замкнулся. И так же, кстати, там сейчас и винных туристов просвещают.

А что он придумал насчет приема сырья с виноградников. По его идее, грузовики с виноградом въезжают по крыше одного из крыльев трилистника, выгружаются в центре, и уезжают по крыше другого крыла. Виноград сверху попадает прямо в сердце винодельни, там отжимается, и потом уже смесь поступает в бродильный цех. Вот на картинке снизу виден грузовик, направляющийся на крышу трилистника:

Бодега Портиа, Риберо-дель-Дуэро, архитектор Норман Фостер

А как грузовики на крышу могут въехать? — Да просто эти три крыла трилистника несимметричны. Те два, где вино хранится, в бочках и в бутылках, врезаны в холм, утоплены в землю. Хранение, созревание — дело тихое, спокойное. Это непосредственно подвалы, погреба — bodegas. А бродильное крыло, с чанами — оно открыто миру, это главный фасад всего сооружения, выходит на автотрассу:

Почему именно бродильные чаны выступают в качестве «лица винодельни»? Ну, это же очевидно: вино — это, по большому счету, не что иное, как сбродивший виноградный сок. Это суть вина, и это вынесено на главный фасад.

В интерьере эти бродильные чаны — ну чисто космические корабли, блестят металлом, формой напоминают основание ракеты, и снизу подсвечены красным так, что без вариантов напоминает огонь, вырывающийся из дюз стартующего корабля. Зачем такой образ? Ну, во-первых, это фирменная подпись Фостера, он же вообще-то по хай-теку. А во-вторых, бродит же всё, бурлит, микровзрывы такие, биохимические. Ну и в переносном смысле это всё тоже работает — вино же когда-нибудь да созреет, и волшебный напиток унесет нас на орбиту удовольствия и эйфории. Ну, да же?

И вход для туристов на винзавод — тоже поддерживает этот образ какой-то суборбитальной станции. Посмотрите картинку внизу — разве этого ждешь от входа в винный погреб? Вспомните дверь в любую старую винодельню. Соразмерная человеку, метра 2,5  в высоту, ведет в 1-2 этажное сооружение, от земли до крыши метров 5. И посмотрите на фостеровский вход.

Это же ворота в какой-то ангар, именно что для космических кораблей. Гигантская ломаная арка входа, бетон, стекло, крупные детали, все какое-то циклопическое. А ведь речь идет о том, чтобы мы зашли туда и отведали бутылочку вина? Что может быть более домашним, уютным, чем винный погребок? Но не таков Норман Фостер.

Он сделал совсем не то, что мы привыкли называть теплым словом винодельня, он сделал именно — винзавод,  мощное промышленное супер-пупер-сооружение. Холодное и отчужденное, но и — небанальное, интригующее, невиданное. Это теперь безусловная достопримечательность Рибера дель Дуэро.

 

Виннный туризм

Винзавод Bodegas Portia расположен в окрестностях Гумьель-де-Исан (Gumiel de Izán), провинция Бургос, район Рибера дель Дуэро. Открыт для винного туриста.

Группы запускаются партиями, несколько раз в день, экскурсия длится по полтора-два часа. Покажут все три крыла винодельни  и расскажут, что и как там происходит. Предусмотрена дегустация двух вин хозяйства, но отдельно функционирует ресторан и магазин, так что удовольствие может быть продолжено в индивидуальном порядке. Лучше предварительно записаться, контактные данные — на сайте винодельни.


Крыло с бродильными чанами


Крыло, где вино выдерживается в дубовых бочках


Крыло, где вино проходит последнюю стадию созревания, в бутылках


Ресторан внутри и на открытой террасе, с видом на виноградники


Магазин, где можно приобрести вина хозяйства

 

Вина хозяйства

Вина Портиа
Ebeia Roble — Portia Crianza — Portia Prima — Triennia

Хозяйство выпускает 4 вина, 4 разновидности 100% Tinta Fina del País (Темпранильо) разной степени выдержки. Наибольший объем производства приходится на Portia Crianza, его даже возят к нам, оно есть в российских, во всяком случае, московских и питерских магазинах, стоит порядка 1300-1600 рублей.

Все вина Bodegas Portia — победители того или иного конкурса, все имеют массу медалей, а вино Portia Prima было продегустировано Робертом Паркером и получило от него 90 баллов. Если решитесь на вояж в само хозяйство, осмотреть новую архитектуру Нормана Фостера и поглядеть на всю эту высокотехнологическую начинку винзавода, то там сможете попробовать и остальные их вина.

 

Бонус
Норман Фостер и его архитектура

Автор проекта винодельни Portia, Норман Фостер (р. 1935) — классический селф мейд мен. Он из очень простой, рабочей британской семьи, что не помешало ему стать одним из самых знаменитых людей планеты. Его признала Британия, в лице королевы, присвоив ему звание рыцаря и барона, его признало профессиональное сообщество, присудив ему Притцкеровскую премию (Нобелевка по архитектуре), и его признала широкая общественность — нет, наверное, в мире людей, которые не знали бы «в лицо» хотя бы одного из построенных им объектов. Он, без сомнения, самый известный архитектор мира. Не один из, а просто — самый известный, главная звезда современной архитектуры.

Его хай-тек архитектура технологична, экологична и эстетична одновременно, каждое его здание — сложнейшее и высокоточное инженерно-техническое сооружение. Он проектирует свои архитектурные объекты с такой степенью проработанности деталей, с какой проектируют новейшие концепт кары, или гоночные яхты, или атомные станции. И в то же время его стиль хорошо узнаваем. Легко запоминающиеся образы его архитектуры очень бодрят, потому что вот такое оно наверное и будет, Будущее.

Он строит много, строит по всему миру, и чуть было не начал строить в России. Во всяком случае, выиграл несколько международных конкурсов, и лишь по не зависящим от него причинам не были возведены его Башня России в Москва-Сити, его Хрустальный дворец в Нагатинской пойме и его так называемый «Апельсин» на месте сегодняшнего Центрального Дома Художников на Крымском валу. Ниже — эти российские проекты, а также самые знаменитые его реализованные проекты в разных странах мира. Кликайте для увеличения.


Swiss Re, Headquarters, Mary Axe, London, UK, 1997-2004


Hearst Tower, New-York, USA, 2000-2006


Ilham-Baru, Kuala-Lumpur, Malaysia, 2009-2010


Citic Bank, Headquarters, Hangzhou, China, 2009, Project


The Bow, Calgary, Canada, 2007-2013


City-Hall, London, UK, 1998-2002


The Sage Gateshead, Gateshead, UK, 1997-2004


Zayed National Museum, Abu-Dhabi, United Arab Emirates, 2007, Project

 

Норман Фостер для России


Такая Башня России могла бы быть возведена в Москва Сити, 660 м, проект 2007 года


Башня России среди других небоскребов Москва-Сити, макет, 2007


Хрустальный остров, мега-молл в Нагатинской пойме, проект 2007 года


Хрустальный остров, макет


Трансформирующееся здание-пятилистник, «Проект Апельсин», должно было быть возведено вместо старого здания Центрального Дома Художника на Крымском валу, проект 2008 года


Проект Апельсин, макет с другого ракурса

 

Источники фото:
Bodegas Portia
Foster + Partners

Автор: Беатрис Александер
Опубликовано: 10.05.2014
Обновлено 21.04.2015


Кстати

Подпишитесь на рассылку Блога о вине Беаты и Алекса и мгновенно узнавайте обо всем новом, что у нас появляется

Tеги: , , , ,

Похожие записи



Комментарии

  1. автор: Елена, 13.05.2014

    Из простой рабочей семьи? Оно и видно! И еще кажется, что этот человек — Фостер никого не любит. Очень здорово, что Провидение помещало ему застроить Россию. Пусть катится апельсином куда-нибудь подальше!

  2. автор: Beata, 13.05.2014

    Какие апельсины? Нам бы репы!

  3. автор: Евгений, 30.07.2014

    Отличнейшие фото,хорошая история.
    «Хрустальный остров, мега-молл в Нагатинской пойме, проект 2007 года» — афигеть это сколько же нужно денег чтобы такое сделать?

  4. автор: Beata, 02.08.2014

    Ну да, это МЫ не потянули. Денег хватило только на организацию конкурсов…

  5. автор: Евгений, 07.08.2014

    Не стоит печалится,дойдет время и до вас :)

  6. автор: Beata, 07.08.2014

    Не до вас, а до нас, в смысле, до России ))

  7. автор: Anfisa M., 27.08.2014

    Фостер — он и есть Фостер. Что был бы Лондон без его оригинальных стеклянных штуковин. Это теперь безусловная достопримечательность британской столицы. На месте «России», т.е. тех, кто принимал там решение, я бы вообще никаких конкурсов не проводила, просто дала ему построить, и всё. Должно же быть в Москве хотя бы одно достойное современное здание. Мирового уровня.

  8. автор: Голова, 03.10.2014

    Люблю его! Но именно в его стеклянно-кристаллической ипостаси. А эта винодельня мне как-то не очень, тут он сам на себя не похож.

  9. автор: Дядя Ваня, 22.03.2015

    А я удивляюсь лондонцам. Там ведь тоже действуют всевозможные законы по охране облика старого города, всякие правила про ограничение этажности и прочие запреты. Это не мешает им экспериментировать. Вот наверное, и возведение этого знаменитого фостеровского огурца общественность обсуждала, и ничего. Пресловутая консервативность британцев нисколько не мешает им думать о будущем.

  10. автор: orenkomp.ru, 02.08.2015

    И сюда, как и в Риоху, с приходом немалых инвестиций стали стали приглашать именитых архитекторов для строительства современных виноделен.

Написать комментарий